Московский государственный академический художественный институт имени В. И. Сурикова
при Российской академии художеств
 
 
События
Выставки Конференции Мастер-классы Объявления Репортажи
Александр Григорьевич Кузнецов. Выставка пленэрной живописи

В стенах МГАХИ им. В.И.Сурикова, в здании Товарищеского пер., 30 открылась выставка пленэрных живописных работ художника и педагога Института Александра Григорьевича Кузнецова.

Художник Александр Григорьевич Кузнецов — продолжатель традиций русской живописной школы, прeемник наследия великих мастеров предыдущего поколения. Приоритетным направлением в творчестве Кузнецова стало изображение родной природы — пейзаж, написанный с натуры, пленэрный этюд, который можно назвать и отправной точкой для художника, и вершиной его искусства. Ведь ни работа в мастерской, ни столь важное в процессе обучения копирование, ни интеллектуально-умозрительное выстраивание цветовых и тональных отношений не дают мастеру столь богатого опыта и разнообразия колористических решений, какие можно приобрести, пристрастно наблюдая за природными явлениями. Произведения Кузнецова отличаются выразительным авторским почерком, они узнаваемы — при всем разнообразии в подходе художника к трактовке мотива, пейзажи Александра Григорьевича обладают характерными чертами, свойственными именно этому живописцу. Каждый холст Кузнецова превращается в произведение искусства благодаря органичному сочетанию творческого импульса и вдохновения с самой культурой живописи и методикой ведения работы. А эти качества продиктованы постоянным общением художника со студентами, ведь преподавание, отнимая немало сил, подталкивает к тому, чтобы анализировать каждый изображаемый мотив, быть готовым наглядно показать и объяснить особенности того или иного пейзажа, состояния природы, выстраивания композиционного центра, тональных отношений и других составляющих картины.

После того как в 19 веке живописцы, вслед за «первыми ласточками» пленэрных экспериментов — новаторами С. Щедриным, А. Ивановым — стали предпочитать работу на натуре, их произведения обогатились удивительными, увиденными в природе цветовыми и тональными находками. С тех пор пейзажная живопись в России развивалась и усложнялась с опытом каждого поколения художников, которые открывали все новые мотивы, их трактовки, многогранные художественные образы. За десятилетия сложились не только характерные черты русской живописной школы, но и ставшие каноническими мотивы — это удивительные преходящие состояния природы, это русская деревня с ее особым укладом, это архитектурный пейзаж старых русских городов с «очеловеченными» пропорциями, это ландшафт, соединённый с изображением храмовых строений, который народный художник Михаил Георгиевич Абакумов точно и емко назвал «духовным пейзажем».

В произведениях Кузнецова мы в полной мере можем увидеть как особую манеру, свойственную только ему, так и некие общие черты, отличающие каждого истинно русского художника. Александр Григорьевич не гонится за «уникальными видами», но и не унифицирует мотивы: с одной стороны, многие его пейзажи — это обобщённые образы пронзительно прекрасной и одновременно скромной среднерусской земли; с другой стороны, встречаются виды особо узнаваемые, например, уголки древней Коломны; есть и в некоторой степени экзотические для столичного жителя изображения Крыма, Гурзуфа, воспетого Коровиным, Сергеем Герасимовым и другими классиками русского пленэра. Именно в постижении этого разнообразия мотивов и тонкой переменчивости натуры может вырасти настоящий живописец, истинный пейзажист, такой, как Александр Григорьевич Кузнецов.

Работа на пленэре крайне сложна и внутренне противоречива. С одной стороны она требует скорости исполнения, ведь только так можно успеть запечатлеть ускользающие солнечные блики или кружево теней, написать мимолетные состояния природы — радугу, туман, закат солнца, а также преходящие моменты смен времён года — таяние последнего снега, цветение садов. С другой стороны, пленэрный пейзаж воспринимается убедительным и состоявшимся только тогда, когда автору удается зафиксировать как сложность самого мотива, так и богатство его колористического строя, что невозможно без сложности красочной структуры.

Среди пейзажей Кузнецова можно найти этюды, написанные широко и стремительно, где даже не прокрытые участки холста работают как фактура, встраиваясь в единую цветовую структуру, становясь органичной частью художественного повествования, а быстро положенные мазки моделируют форму, лепят свет и тени. В других произведениях художник работает «от пятна», используя фактуру холста, нижележащие слои краски, при этом обыгрывает размытые контуры предметов. В некоторых пейзажах, построенных на фактурно-пятновой трактовке мотива, где рисунок не является доминирующим компонентом образа, Кузнецов даже при небольших размерах холста стремится передать массу оттенков, зачастую звучных, претендующих на активную цветность. Александр Григорьевич работает мазком сложносочиненно, задавая ритмическое построение мотива направлением кисти: в тенях горизонтальными мазками «укладывает» землю или вспаханное поле, на свету наклонными мазками высвечивает скользящие лучи. Цвета и оттенки в пейзажах Кузнецова сложны и насыщенны, при этом общий колорит решается цельно, фактурно, образно, а в каждом холсте прочитывается как состояние природы, так и эмоциональный настрой автора.

Для художника очень важны не только ремесленные навыки и опыт, но и умение видеть красоту, способность запечатлеть контрастные оттенки неба, цветные рефлексы на снегу, богатые красками тени. И даже работая с дополнительными цветами, усиливающими контрастность друг друга, Кузнецов создает единый цветовой аккорд, выстраивая на холсте гармоничную живописную мелодию. Александру Григорьевичу свойственно умение обобщать, столь необходимое для работы на пленэре, способность отказываться от деталей в пользу общей композиции. Оставшиеся детали художник прорабатывает предельно цельно, одним пятном. Обобщая, автор не упрощает, сохраняя художественные качества живописи. Например, решая небо как единое пятно, которое встраивается в тональную шкалу всего пейзажа, внутри небесная плоть насыщена множеством оттенков, активными цветовыми вибрациями.

При изображении сиюминутных изменчивых мотивов, таких как сгущающиеся сумерки, восходящая луна, задача живописца усложняется, поскольку здесь крайне необходим навык мгновенно зафиксировать ускользающий миг. Цельность живописного холста достигается не только точностью передачи природного состояния и колористического строя натуры, но и за счет техники живописи и технологической грамотности ведения работы. А выразительность и цветовая собранность — за счет цветных подкладок, сочных замесов и игры на контрастах.

В пейзажах Кузнецова практически отсутствует стаффаж, поскольку для решения художественного образа картины он не требуется — автору достаточно того, что на холсте есть очеловеченные вещи, предметы, строения; все деревенские мотивы с домами, баньками, стогами и дорогами не только пропорциональны человеку, но и созданы им. А городская архитектура, и особенно храмы, отражают не только физическое, но и духовное присутствие людей. Не смотря на то, что изображение человека на пейзаже Кузнецова не явно, художник уверенно справляется с этой образной задачей, ведь в его творчестве есть место и для портретов, и для обнаженной натуры — канонических жанров для любого истинного живописца. И, тем не менее, главной темой живописца Александра Григорьевича Кузнецова стал пленэрный пейзаж, в котором воплотилась вся его любовь к живописи, к творчеству, к природе, к Родине.